С Новым годом

Ой, чистое окно! За окном - воля.
Дом - не дом, а сказка, и чего тут только нет!
Даже добрый дух есть! Зовут - Коля.
А хоть бы и Дима звали, не о нём сюжет.

Сюжет о том, как - молодой, непослушный -
парит вверху над домом кораблик воздушный.
Не то инопланетный, не то обман зренья -
не дал объясненья пока никто.

Но средь застолья или в трезвой памяти,
поодиночке либо всем народом враз -
бывало, выглянем, а он, красавец, там летит, -
и значит как бы всё в порядке, с Новым годом вас!

Он порхает в вышине, как бабочка,
и тридцать первого числа, и первого.
А траектория его загадочна -
не то парабола, не то гипербола...

Краткий год подобен дню, день под стать блику.
Спросят: чем вы жили? И не вымолвишь в ответ,
что, мол, пили водку... ели клубнику...
А хоть бы и смородину, не о ней сюжет.

Сюжет о том, как - самой себе в радость -
летела моя молодость, моя младость.
Махал крылом кораблик с небес и был светел...
Никто и не заметил, как он исчез.

А вместе с ним ушёл сюжет из повести,
и строчки вьются вкривь, как традесканция.
А пишу я их, к примеру, в поезде,
и следующая станция - Франция...

Вы мне скажете, что это, мол, лирика
и что кораблик тот в кино все видели.
А всё же мне бы на него, хоть изредка,
поглядеть бы наяву, хоть издали.

Постучать бы в то окно, посвистать дико,
вместо «гутен морген» кукарекнуть, как петух:
«Холодна ли водка? Сладка ль клубника?
Всё ли добрый дух сильней недобрых двух?..»

Не жду ответа, не ищу возврата.
Она затем и молодость, что крылата!
Чего не понял в двадцать, вдруг - поймёшь в сорок.
Уж тут никто не зорок. Всяк близорук.

И потому-то я сижу теперь в поезде,
а незабвенный мотылёк - кораблик мой -
по параболе несётся Бог весть где.
И конца и краю нет параболе той.

На честном слове или так, на отзвуке,
на первой буковке от слова честного,
но летит он, кувыркаясь в воздухе,
по параболе Лобачевского...

Всяк был молодой. Да не всяк - старый.
Одного застолие влекло, другого - храм.
Кто бренчал монетой, а кто - гитарой:
там-тарам-тарам-там-тарай... там-тарам-тарам...

(ц) Щербаков