Внезапно о Лэйтиан и любви


Периодически, перечитывая Лэйтиан, обращаю внимание вот на что: это история не одной любви, а нескольких сразу. Причем в таких разновидностях, которые не всегда принято называть любовью - дружба, к примеру, или верность.
При этом интересно, что начинает автор с истории Горлима и Эйлинель - а в ней любовь сама по себе бессильна против Искажения и Судьбы. То есть если рассматривать (как часто делают) Лэйтиан как историю о том, что может спасти мир - с самого начала видно, что это не любовь. Или не только любовь. Или не любая любовь.
Тогда возникает вопрос о том, какая именно. В разных местах можно найти знаки на эту тему. Есть самопожертвование Финрода ради Берена - тут Толкин ставит явный знак "правильной дорогой идете, товарищ" :) Но самопожертвования самого по себе тоже недостаточно.
Наоборот, такая любовь, как у Келегорма - с явным отрицательным знаком.
А в конце концов - хотя это и не сказано явно - повествование приводит к любви Бога к миру.
Умные вещи ты говоришь! А кстати, если брать поэтическую Лэйтиан, то там ведь еще для начала любовь Тингола и Мелиан рассказана.
Да, тоже верно. Но прозаические, кажется, с некоторого момента начинаются с истории Горлима...
Ой.
С последней Лэ - сидят после игры в мастерятике Берен и Эдрахиль, Эдрахиль Берену - "Знаешь... эта история про любовь. Только, прости, она не про вас с Лютиэн..."
Слушай, как мало, как же мало людей, которые осмеливаются называть любовь — любовью, когда она внезапно не имеет отношения к сексу или детско-родительским отношениям.
Спасибо тебе.
А в остальном — да, я тоже читаю Лэйтиан именно об этом. О том, как различается любовь и любовь, о том, спасает ли любовь мир и насколько она может спасти (или погубить) человека, и о любви Бога к миру.