Итак, отчет с "Озерного города"

Двое стражников идут мимо моего дома и видят фонарь с изображением дракона.
Первый: - А это что, змея какая-то?
Второй: - Нет, это не змея, это господин начальник порта!


С самого начала планировал играть представителя партии жуликов и воров власти. Впрочем, сам Торвальд, безусловно, жуликом и вором был. Пользуясь своим положением начальника порта, он брал взятки со всех, кто имел неосторожность привезти в Эсгарот какой-нибудь товар.

Началось все, естественно, с того, что в город пришел отряд Торина, который заявил, что он Король-под-горой. Никаких требований, известных мне, он не выдвигал (или опять-таки я не слышал), и через некоторое время куда-то ушел. Ну ушел и ушел, одной проблемой меньше :)
Основная проблема заключалась в том, что приезжих купцов было довольно мало. Я взял 2 золотых с гондорских купцов и 2 золотых - с дорвинионских. Дорвинионские купцы отнеслись к этому совершенно спокойно, а вот гондорские зачем-то потребовали подписать обязательство, что я составлю документ, разрешающий продавать товары из привезенного ими груза. В качестве подписи я поставил какую-то закорючку (чтобы потом никто не мог доказать, что это моя подпись), а составлять такой документ, конечно, не собирался. Обязательство я у них забрал при первой возможности. Также я дважды напомнил им, что необходимо внести пошлину в размере 2 золотых в городскую казну - но об этом пойдет речь далее.
Еще в городе была дыра в бюджете размером в 78, что ли, золотых. Как раз в тот момент перед игрой, когда это выяснилось, мне написал представитель плотогонов и предложил такую завязку, цитирую:
Итак, предыдущий глава цеха, Эйкелль Большой, пришёл к господину начальнику порта и убедительно рассказал о честности и благонадёжности речников - господин начальник порта сделал вид что поверил и назвал цену своей доверчивости. Эйкелль жался и кряхтел, но согласился. И исправно раз в месяц сумму вносил. Года два назад Эйкелль Большой ушёл на покой и его сменил на посту главы цеха его сын, Эйкелль Малой. Примерно год договор шёл как шёл, Эйкелль малой тоже исправно платил - а потом случился у него заход на справедливость. И пошёл он господину Торвальду рассказывать, что честность и благонадёжность плотогонов не нуждается в материальном подтверждении, и давайе уговоримся так - плотогоны будут платить в два раза меньше, а досматривать их плоты так же не будут. Господин Торвальд захода не оценил, и пару месяцев плоты цеховиков досматривали с особым пристрастием, а портовые чиновники придирались к каждой мелочи. Потом Эйкелль Малой пришёл, конечно, с повинной, говорил, что был не прав, и спрашивал, нельзя ли уговор восстановить. Господин Торвальд был так великодушен, что согласился. Правда цена его великодушия оказалась раза в два больше прежней. Эйкелль Малой жался и кряхтел, но деваться ему было некуда - и он согласился. И с тех пор пока исправно платит. Но былого согласия меж портовыми чиновниками и речниками уже нет.
Тут же мне было предложено выбрать, какую сумму я хочу получать с плотогонов. Первой моей мыслью было назначить 70 золотых и почти полностью таким образом исправить бюджет, но поскольку мне еще была дорога жизнь своего персонажа, я умерил аппетиты и назначил 20.
Чтобы понять дальнейшее развитие истории с плотогонами, надо знать одну вещь. Дело в том, что когда-то в молодости Торвальд был хулиганом и в компании других буйных подростков нырял на дно озера и искал сокровища в развалинах старого Эсгарота. Потом, когда Торвальд остепенился, он предпринимал эти экспедиции уже не сам, а нанимал как раз людей из цеха плотогонов. Для охраны полученных грузов нанимал одного из стражников - Геста, хотя и не рассказывал, что это за грузы. Самые ценные вещи продавал, а на вопросы типа "Откуда у вас такое, не из Дейла ли?" - отвечал "Нет, это ближе".
Так вот, теперь плотогоны стали просить в качестве оплаты за эти экспедиции понизить ежесезонную плату в 20 золотых. К концу первого цикла размер оговоренной платы составлял уже 7,5 золотых, но тут плотогоны внезапно заявили, что они, как честные люди, платить отказываются. Плату за экспедиции они, правда, тоже не взяли, но тут же вопрос принципа! Поэтому Торвальд пришел в Стражу и заявил, что есть подозрение, что в цеху плотогонов хранится контрабандный товар. Стражники пришли с проверкой, но ничего не обнаружили, кроме деревянных весел и мачт. Однако по закону нельзя было ввозить в Эсгарот деревянные изделия из Гондора, поэтому Торвальд спросил, есть ли у плотогонов доказательства, что весла и мачты изготовлены не в Гондоре. Таких доказательств не нашлось, однако Стража настаивала, что все должно быть наоборот - это Торвальд должен привести доказательства, что весла привезены из Гондора. Трудно сказать, чем бы это закончилось, но в этот момент пришла дочь Торвальда Ульфрикка и сказала, что если Торвальд сейчас же не придет на городскую площадь, то Городской Совет будет расформирован и переизбран. Но это отдельная история.
Дело в том, что в качестве меры борьбы с недостатком бюджета Городской Совет (в который входили бургомистр, Торвальд и городской судья) решил повысить налог на ввозимый товар с 2 золотых до 4. Этим были недовольны гномы (впрочем, гномы вообще много чем были недовольны). Гномам предложили сделку - они платят определенные суммы всем членам Совета, и за это размер пошлины понижается обратно. Гномы сперва согласились, но потом выяснилось, что они недовольны курсом валют в местной меняльной конторе (которой владела Ульфрикка) и поэтому не могут получить нужную сумму. Они предложили вместо этого понизить цены на свои товары - но тут был против уже бургомистр.
Кроме этого, гондорские купцы жаловались на низкий оборот товаров и на плохие условия торговли. Помимо этого, жители Смоллдейла (квартала выходцев из Дейла) жаловались на высокие налоги и плохое состояние городской экономики. Особенно усердствовал ювелир по имени Эфиг. Теперь этот Эфиг собрал толпу на площади и при поддержке гондорских купцов требовал переизбрания Совета, утверждая, что нынешний Совет плохо управляет городом.
В ответ бургомистр сказал, что он знает о плохом состоянии бюджета, признает эту проблему, но делает для решения все, что может, а вот протестующие гондорские купцы не платят пошлины. Собственно, Торвальд был вызван на площадь, чтобы дать отчет о том, насколько честно гондорские купцы платят пошлины. Я сказал, что дважды напоминал им об уплате налога, но они, судя по всему, его так и не уплатили. Они сказали, что ничего ни о какой пошлине не слышали. После некоторых споров гондорские купцы и представители Смоллдейла выдвинули требование - расширить Совет, допустив в него представителя Смоллдейла. Бургомистр с женой, Торвальд и Ульфрикка напомнили, что Смоллдейлу много раз предлагалось выдвинуть своего кандидата в Совет, но они так этого и не сделали. После еще некоторых споров зажиточные жители города собрались в Ратуше и стали обсуждать этот вопрос (при этом многие жаловались, что допускают только зажиточных граждан, но бургомистр ответил, что а)таков старый закон, б) если в ближайшие две минуты 10 незажиточных граждан выйдут и скажут, что готоы взять на себя ответственность, то и их допустят к голосованию. Никто не вышел). Проблема была еще в том, что в Совет могут быть избраны только зажиточные жители города, а в Смоллдейле таких не было.
В итоге было принято решение - смоллдейлцы выдвигают двух или больше кандидатов в Совет, но при этом они должны за определенное время повысить свой статус до зажиточных. После этого все прежние зажиточные горожане выбирают из этих кандидатов одного, кто войдет в Совет. Это решение было оглашено, а бургомистр побеседовал с Эфигом, который говорил, что у него есть планы исправления городской экономики с помощью торговли с гномами и гондорцами. Спустя некоторое время Смоллдейл выдвинул двух кандидатов - Эфига и владелицу марципанной лавки. Зажиточные горожане единогласно приняли такое рещение:
а) в Совет входит владелица марципанной лавки,
б) Эфиг назначается на новую городскую должность - советника по отношениям с гондорцами и гномами. При этом он получает жалованье, равное четверти суммы, которую заработает город в результате торговли с гондорцами и гномами.
Немедленно после оглашения этого решения Эфиг отказался от городской должности. Совет после этого до конца игры не собирался, а вопрос о преобразовании власти больше не был поднят.
В продолжение истории с плотогонами - Торвальд попросил стражника Геста найти эксперта, который может разобраться с происхождением весел плотогонов. За отдельное вознаграждение, естественно. Гест ответил, что подумает.
Но думать уже не пришлось, потому что вскоре после этого пришли следопыты с сообщением - дракон в Горе ранен в глаз, сильно разозлен и сейчас полетит в город. Немедленно началась эвакуация женщин и детей. Плотогонов при этом в городе не оказалось (они уплыли к эльфам), корабль был только один, и вести его пришлось Торвальду. Эвакуировали всех, кроме людей, способных держать оружие, и лекарей. Спустя некоторое время вернулись плотогоны и уже все вместе готовились эвакуировать раненых. Из раненых, кажется, был только бургомистр, которого один из жителей в качестве выражения гражданской позиции ударил по голове.
Потом прилетел дракон и, как положено, разрушил часть города, прежде чем Бард его убил. Потом еще была битва с орками, про которую я ничего не могу рассказать, потому что Торвальд, подойдя близко к телу дракона, получил приступ лихорадки и некоторое время лежал в своем доме, пересчитывая оставшиеся деньги, в то время как шум битвы доносился издалека.
В итоге Бард, бургомистр, Эфиг и прочие члены города (включая Торвальда) договорились начать восстановление Эсгарота, потратив на это имеющиеся деньги. А жители Смоллдейла собрались весной уходить из города в старый Дейл и восстанавливать его. Таким образом воцарился мир, по крайней мере на время.

К этому мне осталось добавить только историю о краже 60 золотых. Эта история представляет собой некоторый курьез и кое-что сообщает о нравах и обычаях ролевиков и лично меня.
Дело в том, что перед игрой мастера выдали моему персонажу сумму в размере, который я забыл, но мне кажется, что там было около 60 золотых. Я точно помню, что клал эти деньги в карман брюк. По-видимому, потом я оттуда вынул эти деньги и переложил в бумажный пакет, который потом передал мастерам, но я этого совершенно не помню.
Следующим утром я обнаружил полное отстуствие в своем кармане каких-либо денег, кроме 2 золотых, полученных в качестве взятки от гондорского купца. У меня было две гипотезы на этот счет: либо я их каким-то образом потерял (чего совершенно не может быть, потому что эти брюки я снимал только ночью в палатке, а там денег не было), либо кто-то их украл по игре (чего тоже никак не может быть, потому что для этого вор должен был задрать край моей длинной рубашки до полной высоты ноги таким образом, чтобы я этого не заметил). Я решил, что событие, происходящее во время игры, автоматически является игровым, и подал в Стражу заявку об ограблении. Спустя некоторое время мастера мне вернули пакет, но об этом я Страже не сообщил, а продолжал всюду рассказывать, что меня обокрали.

P.S. Вот он, этот тип гражданской наружности!

фото la_cardo
Класс!
Такая плотность и связность сюжета - просто заглядение!
Какой невыразимо обаятельный гадс! :-)))) Просто прелесть, какой гадс!
Ах, красота! Жулик и вор получился что надо :)
Так и знала, что вы там мухлюете с деньгами)))

Житель оглушивший бургомистра - старик-ювелир, мой, и моего брата Эфига, отец. Оглушил он его бутылкой вина(спасенной из дома во время налета дракона). Оглушил на глазах у стражи (после чего плюнул, и сказал какую-то гадость -не помню уже что именно) - и стража ничего не сделала, те вообще ничего;)))))))))))))) Он спокойно оттуда ушел, никто его не задержал.

Не все имеющиеся у нас деньги, будут пущены на восстановления Эсгарота;))) Помимо денег нашей семьи, заработанные за время игры, Торин, король под горой, которого многие эсгаротцы так негостеприимно встретили, когда он впервые пришел в горолд, нехилый сундук сокровищ нам подарили(по дружбе))) ТЕ мы поможем Эсгароту пережить зиму потратив часть этих деньг, естественно(отстроить дома - зима-то на носу) всем где-то жить надо, а по весне уйдем восстанавливать Дейл(того что останется,как я поняла, нам хватит чтоб его отстроить).

Эрхарт - ювелир из Смолдейла.
Ну а как тут не мухлевать, жизнь-то тяжелая :)))

Что по весне уйдете - знаю, это и Бард говорил. Но Торвальд считает, что пока что действуем совместно и не ссоримся, а там посмотрим (тем более вы уведете Эфига, и никто больше народ баламутить не будет :)
Правильно. Без нас вы убьете экономику города окончательно, если будете продолжать в том же духе))) А у нас все отлично будет)))
Ну, поскольку близился дракон, стража решила вотпрямщаз с пьяным стариком не возиться - ну, в самом деле, если его задерживать, это ж надо его куда-то сажать, да еще охранять - поэтому мы ограничились тем, что его обругали и отогнали подальше (в энный раз), потому что он упорно лез со своей бутылкой в первые ряды) :)
Разговор про змею помню, Гест был первым стражником :)
А Гест, кстати, думал, что того ныряльщика начальник порта нанял, чтобы искать потерянные 60 золотых. И рассказывал в караулке жалостную историю о том, как начальник порта повредился умом, ищет пропавшие деньги в воде, не находит - ныряльщик, мол, по доброте душевной из своего кармана золотой достал, вот, говорит, только это и нашел...
Торвальд был колоритен и прекрасен.
А кто был вторым? я не видел лица, только голоса слышал :)
Про ныряльщика - вот и хорошо, значит никто, кроме плотогонов, так и не узнал, что я там ищу :)
Хорош буржуй, только отсыревший немного =) А модную тусовку делал? А где бантик, не вижу?
Бантик как раз очень хорошо видно на поясе в районе моей руки :) правда, там не бантик был, а просто узел, но на фото все равно не видно :)
Тусовку делал. Там были бургомистр с женой, почтмейстер, дорвинионские купцы, хозяйка модной лавки и еще кто-то, не помню. Я звал еще антикваров, но они так и не пришли.