Персонажный отчет с "Эстора", часть 2



"Что слышно об Иноро, который руководил лекарским магистратом, что он делает сейчас? Скажу тебе, что если он будет говорить дурное об Ордене, не верь. Он сам, по своей воле, решил покинуть нас, хотя я так и не узнал, почему."


Из-за раскаявшейся ведьмы были проблемы.
Мы - в первую очередь магистр Руи - надеялись, что ее обращение в истинную веру послужит примером для других ведьм, и они перестанут бояться приходить в Орден с покаянием. Увы, этого не случилось. В городе узнали, что бывшая вышивальщица Инэра теперь зовется сестра Рэна, но любить Орден от этого больше не стали, зато единственный раз, когда новая сестра вышла из монастыря, она тут же поругалась с женщинами в винной лавке. В самом Ордене тоже не всем нравилось, что ее приняли - многие считали, что раскаяние ее ложно. И хотя магистр Руи говорил, что она не использовала силу во зло, братья знали, что это не так - она пыталась зачаровать брата Нарэо из расследовательского магистрата, да и сама она признавалась, что несколько раз наводила видения на горожан, которые ей не нравились, только из мелкой мести.
Некоторые из братьев говорили мне, что не понимают действия магистра Руи. Но я, хоть и сам сомневался, отвечал всем, что у магистра всегда бывают соображения, которые остальным непонятны - на то он и великий магистр Ордена. После этого я сам попробовал поговорить с магистром о сестре Рэне, и пытался сказать, что план не работает, репутация Ордена от всей этой истории лишь ухудшается, а значит, люди отвращаются и от Бога. Я спросил магистра - не лучше ли в этой ситуации пожертвовать новой сестрой, обвинив ее в нераскаянном ведовстве, и тем самым улучшить отношение людей к Ордену и остановить ропот в самом Ордене? Но магистра в этот момент отвлекли по срочному делу. Я надеялся договорить с ним позже, но так и не успел. Впрочем, если бы мне не удалось убедить магистра, возможно, я сам бы убил сестру Рэну, организовав обвинение против одной из подозреваемых в ведовстве женщин - такое обычно у нас не делается, но вполне возможно организовать. Впрочем, при том, как все сложилось, этот вариант оказался нежелательным.
Потом, в тот же день, должна была состояться свадьба придворного лекаря с его служанкой. Но сестра Рэна, увидев невесту, упала в обморок - а придя в себя, сказала, что видела ее прежде в школе святой Асы. Одного этого свидетельства было недостаточно для ареста, но достаточно - для того, чтобы остановить обряд, потому что возникло подозрение, что жених находится под колдовскими чарами. Сестра Рэна сказала, что такие чары нужно поддерживать, и через месяц они спадают - поэтому магистр Руи распорядился, что жених и невеста должны месяц не видть друг друга, и если они все еще будут желать свадьбы, то обряд будет проведен. А до тех пор невеста, если хочет, может жить в гостевом доме в монастыре. Однако в этот момент лекаря срочно вызвали во дворец - и пара ушла вместе, не дав ответа.
Все это породило у некоторых братьев дополнительные сомнения - не хочет ли сестра Рэна из каких-то своих соображений опорочить служанку лекаря. Брат Иноро побеседовал об этом с магистром, и в результате неожиданно для всех покинул Орден.
Магистр Руи так никогда и не сказал, о чем именно они говорили.

"Я слышал еще, что принцесса сбежала с каким-то благородным доном - чем это закончилось? Мне говорили, что их нашли, но подробностей я не знаю. Говорят ли в городе на эту тему?"

Я помню этого дона. Он пришел тогда в монастырь, чтобы спросить совета, и я говорил с ним. Он спросил - может ли любовь быть греховной?
- Сама по себе любовь - нет, но греховными могут быть связанные с ней обстоятельства, - ответил я. - Но я не могу ничего сказать, если вы не расскажете подробнее о своей ситуации.
- Хорошо. Будет ли грехом любить женщину, если я точно знаю, что она никаким образом мне не доступна?
- Опять-таки, все зависит от обстоятельств. Если вы хотите жить с ней в блудном сожительстве - то да, это, конечно, грех.
- Нет, этого я не хочу.
- Хорошо, тогда если вы хотите просто видеть ее и говорить с ней, то я не вижу в том греха. Впрочем, возможно, ее семья это не одобряет, и тогда вам следует поговорить с ними.
На том он и ушел. Я еще сказал ему, что если он захочет поговорить еще о чем-то или исповедоваться, то его всегда здесь ждут. Но он не вернулся. А потом, через некоторое время, до меня дошел слух, что он убежал с дочерью императора.

Брат Кэйро поднимает глаза и рассеянно смотрит в окно. Дождь, бесконечный дождь в Святой Земле.
Времени, вот чего нам не хватало в тот день. Мы занимались делами, но это были мелкие, неважные дела, а то, что было действительно важно - не успели сделать. Принимали исповеди, читали проповеди, и все это - нескончаемым потоком. Я даже за всем этим забыл о диспуте с соанской девой, не вспомнил об этом даже, когда она приняла истинную веру без всяких возражений, и свадьба состоялась. Даже та история с трактирным слугой, сошедшим с ума и считавшим себя крысой, почти прошла мимо меня - отвел этого несчастного в винную лавку, где о нем заботились, потом отдал какому-то дону из приграничья, который сам захотел приютить сумасшедшего у себя - и забыл о нем.
Вот о чем я не забыл тогда, это о результатах осмотра библиотеки брата Саторы. Но спросить о развитии дела у магистра не успел, пока не стало слишком поздно.

Кэйро снова склоняется над бумагой.

"Что мне рассказать о себе? Занимаюсь работой. Сейчас много дел, связанных с передачей титула Великого Магистра брату Арэде. И оставшихся ведьм все еще надо разыскивать."


Все еще сложно представить, что Великого Магистра Руи уже нет в живых.
Кажется, это было еще до свадьбы императорского сына. Пришла женщина, мать той девушки, которую вчера отравили. Сказала - она вспомнила, что на нее оказывали магическое воздействие, и готова подписать обвинение. Обвиняемая - там самая служанка дворцового лекаря. Теперь, когда против нее свидетельствуют двое, ее можно арестовать и предложить возможность покаяния.
Но увы - сделать это не получилось. То есть найти эту ведьму - а теперь можно уверенно называть ее ведьмой - в одной из городских лавок удалось без проблем. Но дальше брат Такэо был ранен, и пришлось отправить его в орденскую больницу. Плохо и то, что брат Иноро ушел, опытных лекарей не было. Брат Сатора взялся за это дело, но я не видел, как он занимался лечением, только позже узнал, что все прошло успешно.
Я в это время был со стражниками, пытавшимися задержать ведьму.
Которая оказалась слишком хитра - вырвалась, пробежала за угол и оказалась на территории соанского посольства. А принцесса и ее сопровождающие сказали - теперь эта женщина под защитой Соана, требуйте ее выдачи у императора.
Дальше - снова рутина. Прийти во дворец, попросить аудиенции у императора, предъявить доказательства преступлений ведьмы, ждать ответа.
И понять, что ответа, похоже, не будет. Император и соанцы, очевидно, вместе решили покрывать ведьму и не подвергать ее суду.
Что можно сделать, когда земная власть порывает с правосудием? Император долго хотел ссоры с Церковью. Решил женить своего сына на деве чужой веры, не спросив нашего мнения - мы стерпели. Вынудил нас ради блага Империи признать, что соанская вера не противоречит нашей - стерпели и это. Но укрывательство явных ведьм, предавшихся дьяволу, переполнило чашу.
Именно тогда мы вышли к посольству Соана и в последний раз потребовали выдачи ведьм. Когда нам было отказано - объявили, что раз в правосудии мира нам отказано, пусть свершится правосудие Божье. И подожгли посольство со всеми, кто в нем находился. Нас попытались оттеснить с оружием - мы сражались. Магистр Руи и брат Такеро погибли там же. Остальные ушли к монастырю, заперли двери и вышли через подземный ход, а затем вернулись в Святую Землю.
Многие говорили тогда, что мы поступили против справедливости. Другие нас поддерживали и обвиняли Императора. Часть соанских домов была на нашей стороне. Так что войны на территории Ордена не случилось.
Ходили, правда, слухи, что и из посольства кому-то удалось скрыться. Так что история с ведьмами еще не закончена.
И еще... осталось самое главное. То, о чем нельзя говорить.

"Так что не знаю, когда смогу написать в следующий раз. Но надеюсь, что через какое-то время все же сумею вернуться. Пока что береги себя и будь счастлива.
Остаюсь преданный тебе,

брат Кэйро".
Кэйро запечатывает письмо. Вечером надо будет передать его для отправки. А пока - посетитель, похоже, уже вошел в здание и поднимается по лестнице.


...Почти сразу после приезда стало ясно, что в городе есть много людей, приехавших в город достаточно недавно, в последние месяцы. Их всех было бы хорошо проверить. Я обнаружил, что брат Сатора, библиотекарь монастыря, появился здесь около года назад, сразу после крестьянского восстания, а до того прошлое его не известно.
Я подошел к нему и сказал, что сейчас могут быть проверки, поэтому не хотелось бы, чтобы из-за его прошлого неожиданное возникли проблемы. Брат Сатора ответил, что мне не о чем беспокоиться, ничего предосудительного в его прошлом не было, но подробнее рассказать он не хочет - по правилам Ордена каждый вступающий начинает жизнь с чистого листа, и тут он в своем праве. Но в случае проблем, сказал он, он совершит что-нибудь, за что его сошлют в отдаленный монастырь.
Я сделал вид, что удовлетворился этим ответом. А потом, когда брат Сатора отлучился по делу, осмотрел библиотеку.
Большая часть текстов там мне была хорошо известна - жития святых, требники, изложение основ вероучения. Но один из текстов я никогда раньше не видел, и он показался мне очень странным.
"Он останавливается при входе и долго, минуту или две, всматривается в лицо его. Наконец тихо подходит, ставит светильник на стол и говорит ему: «Это ты? ты? — Но, не получая ответа, быстро прибавляет: — Не отвечай, молчи. Да и что бы ты мог сказать? Я слишком знаю, что ты скажешь. Да ты и права не имеешь ничего прибавлять к тому, что уже сказано тобой прежде. Зачем же ты пришел нам мешать? Ибо ты пришел нам мешать и сам это знаешь..."
Я дочитал рукопись до конца, а затем, как и должно, передал ее Великому Магистру. После чего на несколько часов забыл об этой истории - рутина, и снова рутина, и дождь... хотя нет, там дождя не было. Но все равно.
Потом брат Нарэо был ранен, и брат Сатора вместе с настоятелем вылечили его. А потом, когда брат Нарэо пришел в себя - они с отцом Арэдой вызвали в общий зал нас всех - кроме брата Хираты, его там не было - и обвинили брата Сатору в колдовстве. Оказалось, что брат Сатора лечил колдовскими методами.
Брат Сатора не стал ничего отвечать на обвинение, говорил только, что не причинил никому зла.
Тогда Великий Магистр внезапно объявил, что может сказать что-то на эту тему, но только если мы поклянемся не разглашать того, что услышим. Мы поклялись, и Магистр сказал вот что. Есть люди, он знает по крайней мере троих - это брат Сатора, соанская принцесса и один человек из посольства Соана - которые обладают огромной силой, большей, чем сила любой ведьмы. Они думают похоже: с ним, Магистром, они говорили похожими словами. Что им нужно, он не знает. Но непохоже, чтобы они хотели злого. Он, магистр Руи, думает, что силу их можно использовать во славу Божию.
Брат Сатора тогда сказал чуть больше. Он сказал, что он и ему подобные - обычные люди, но живут где-то очень далеко, в стране, где нет зла, и где люди научились великой силе, у них на родине этой силе учат с детства. Теперь они хотят использовать эту силу, чтобы помочь нам, но боятся делать это в открытую, чтобы злые люди не использовали их. Какова их конечная цель, он говорить отказался.
Сказать по правде, все, что он говорил, напомнило мне меня самого в молодости. Я тоже тогда думал, что получаю великую силу, силу Огня Божьего, с помощью которой быстро излечу все невзгоды мира. Только теперь я знаю, что так не бывает. А он не знает, он слишком горяч. Таких людей несложно обмануть, вот только не знаю, кто стоит за ним и подобными ему.
Но это я думал так. А другие братья и сестра Рэна - они разозлились на него. Они сказали, что он и ему подобные не доверяют нам, действуют тайно, цель их нам неизвестна, они используют нас для забавы, как игрушки. И с магистром Руи они тоже не соглашиались - говорили, что если позволить использовать эту новую силу, так похожую на ведовство, то не останется закона, кроме мнения Магистра.
Магистр Руи... он колебался. Похоже, он хотел поверить этим людям, но не хотел и изменять Ордену. Я много лет знал магистра и доверял ему, и был верен ему, но сейчас видел, что он не в силах справиться с грузом этой задачи. Он отказался принимать решение о судьбе брата Саторы, и предложил выбирать нам.
Почти все - кроме меня - пожелали, чтобы брат Сатора ушел из Эстора вместе с остальными такими как он и никогда не возвращались. Я видел, что они обозлены и не желают, чтобы кто-то, сколь угодно сильный, действовал втайне неузнанным и использовал их.
Я же предложил другой вариант. Брат Сатора, сказал я, мы хотим, чтобы человечество пришло к спасению и к Богу. Какова твоя цель - я не знаю, но она вроде бы нашей не противоречит. Так давай работать вместе. Вы хотите помочь нам - вот и поможете. А мы, может быть, сумеем чем-то помочь вам.
Конечно же, я понимал, что если бы он согласился - это недолго бы было сотрудничеством. Мы попробовали бы понять, кто они такие, и использовать их. А они скорее всего попробовали бы использовать нас - не сам брат Сатора, конечно, он для этого слишком чист, но те, кто послал его. Но это потом, а пока нужно было просто добиться согласия. Увы, брат Сатора отказался. Да и другие члены Ордена, я видел это, не согласились бы.
Задерживать брата Сатору и допрашивать его мы не стали - он все-таки слишком долго был для нас своим. И сила его слишком велика для нас. Поэтому он ушел, и мы его больше не видели. А братья были в гневе и именно тогда выместили его на ведьмах и соанцах - тем более что двое из соанцев, как теперь оказалось, были на самом деле этими пришельцами, а значит, пришельцы поддерживают ведьм против нас.
Если с ними нельзя договориться, значит, придется с ними бороться. Уходить, по примеру брата Саторы, они не собираются. Убить их нельзя, или очень трудно - магистр Руи сражался с одним из них, они получили одинаковые раны, но магистр погиб, а пришелец остался жив, это мне известно точно.
Я все еще не оставляю надежды договориться с ними когда-нибудь, после долгой борьбы. Но остальные - отец Арэда, который стал теперь Великим Магистром, и брат Нарэо, оставшийся главой расследовательского магистрата - они полны гнева. Они теперь боятся всех, чья грамотность выше среднего уровня - а вдруг этот человек на самом деле из пришельцев? - и готовы подозревать грамотных в чем угодно. Я подозреваю, что методы их могут скоро измениться - они перестанут считаться с формальными процедурами и будут задерживать людей для допросов без достаточных оснований. Я вряд ли могу помешать этому, я только секретарь и выполняю чужие поручения. Впрочем, посмотрим, как все обернется.
Зато мы решили перенять некоторые методы пришельцев. Брат Сатора говорил, что они учат своих детей своей вере и своей силе с младенчества - что ж, и мы попробуем так же. Их люди занимают высокие должности при дворах королей - что ж...


Посетитель вошел в приемную и замер, озираясь.
- Проходите, пожалуйста, - улыбнулся брат Кэйро. - Великий Магистр ожидает вас, дон Рэба.

Круто.
Спасибо большое!

И да, большое спасибо за доверие - мне очень жаль, что я не успевал реагировать и отвечать на все адекватно - надеюсь, я своим торможением не очень тебе игру завешивал... Меня очень быстро несло вперед, иногда из-за каких-то внешних факторов, иногда просто я сначала делал, а потом думал о том, как на это отреагируют все :)
Ну, у меня сложилось впечатление, что тебя постояннно разные люди вызывали по срочной необходимости вотпрямщас, так что я старался это делать довольно редко :) собственно, был только один раз, когда нужно было поговорить подробно и приватно, и полностью это не получилось - ну что делать.
Да, вовремя нейтрализовать этого Прогрессора Странник не успел. Приказал дону Фалько привести брата Сатору в трактир срочно, любой ценой - и стал ждать. А дон Фалько приказ не выполнил. Как это у него получилось - не вполне ясно, должно быть очень сильная воля оказалась у дона-Прогрессора. А когда Странник понял, что надо бы нарушить приказ мастеров и оставить горящую печку без присмотра сходить и докрутить этот сюжет лично, было уже поздно: брат-Прогрессор раскололся. Арканарскому кризису быть.
Удивительную сопротивляемость демонстрируют люди, которых кто-либо пытается уберечь от роковых ошибок. Ещё более удивительно отсутствие таковой сопротивляемости, когда к этим ошибкам людей кто-либо подталкивает. Вот что на самом деле роднит Прогрессора и Магистра.
В Ордене у вас вообще самые толковые люди были из всей эсторско-соанской братии, по моему скромному мнению.
Спасибо за разговор.
История с побегом с дочерью императора как раз началась с этого разговора, потому что из разговора дон сделал вывод, что раз жить в грехе неправильно, то нужно найти способ жениться законным образом на возлюбленной. Правда дон Рокеда ошибался в том, что дочь императора за него бы не отдали - оказывается император с женой были не против. Но дон как-то побоялся ломиться к императору с наглыми просьбами "отдайте вашу дочь за меня замуж", а предпочел поговорить с младшим принцем, который тоже советовал сбежать, причем в итоге нам помогало полдворца - младший принц помогал, а начальник гвардии даже пожертвовал жизнью, помогая этому побегу.
Очень интересная получилась любовная история, потому что в игре по свободному сюжету она могла закончиться как законной свадьбой ко всеобщей радости, так и казнью благородного дона на городской площади... в зависимости от тех советов, которые ему давали и действий других разных других донов, гвардейцев, помошников и советчиков. В итоге принцессу поймали а дону удалось сбежать.
Отчет про эту историю напишу.
Мне периодически (дважды) задавали вопросы про то, что делать в случаях сложных любовных историй. Я решил в таких случаях руководствоваться здравым смыслом примерно в современном его понимании и забивать на условности средневекового общества - с поправкой на то, что это вот Церковь у нас такая, а общество может придерживаться совершенно иных взглядов, и с ним надо считаться, так что я-то ничего плохого не вижу, а вот с семьей лучше бы поговорить :)
Заодно пытался из тебя вытянуть информацию на тему, что это за семья (вдруг это удастся как-нибудь использовать, мало ли), но не сумел :)
Когда дон благородного происхождения заявляет, что влюбился в девушку, которая сильно выше его по статусу, остается только принцесса. Не трудно и догадаться было. :-)
Отчет отличный, как мне кажется. Только, Такео - фамилия семьи брата Нарео, до того, как он таковым стал.)
Спасибо за отчет, очень интересно было читать )
И спасибо за исповедь, я не представляю, как с таким серьезным лицом почтенный брат выслушивал всю эту галиматью про любовные истории...
Потому что это ведьма пришла покаяться, и уже у алтаря вдруг поняла, что не может - и все. А говорить уже надо.
Очень сильный был момент - вот так стоять перед воротами Ордена, и гадать, не сейчас ли все рухнет от одной исповеди. И смогут ли (и имеют ли право!) отпустить грехи ведьме те, кто виновен в уничтожении всей Школы.
Тара решила, что нет.
Зато мудрый совет святого брата все же запал ей в душу, и в конечном счете, именно он подтолкнул ее к свадьбе. И просветлению с истинным покаянием заодно.
С серьезным лицом можно и не такое слушать, если поверить, что проблема серьезная :)
Вот интересно, что я стал бы делать, если бы Тара действительно покаялась. Наверно, попытался бы успокоить, и при этом собрал бы информацию, кто такая, кем работает, как найти. А в качестве ептимьи велел бы сообщать про других ведьм :)
Но хорошо, что хорошо в итоге кончилось.
Какой отличный отчет, зря ты ругаешь язык, и вообще. :)
Спасибо за то, что ты его написал - потому что меня немного заедало, что о внутренней жизни Ордена знает только Орден.
Мудрый он был, брат Кейро, ему бы самому Великим магистром быть...
Ой не знаю, по-моему так обычный циничный манипулятор (впрочем, быть Великим магистром это не мешает :)
Вот именно. :)
Отец Арэда в этом смысле не лучше.