facepalm

Читаю тут воспоминания Гайдебурова (это актер первой половины 20 века, мне его, если все сложится, предстоит играть летом, но это к делу не относится), наткнулся на прекрасное из серии "их нравы":
"Вскоре я имел и другой случай, чтобы убедиться в настойчивости Яворской. Она организовывала концерт, посвященный памяти Некрасова, и по ее капризу оказалось, что я должен написать для этого случая стихи и сам читать их на вечере. Я отказался. Тут Яворская зазвала меня к себе, в особняк Барятинского на Лиговке, она была в это время уже замужем за князем. На помощь себе вызвала Буренина — того самого, которому поэт Минаев посвятил четверостишие:
По Невскому бежит собака,
За ней Буренин, тих и мил…
Городовой, смотри, однако,
Чтоб он ее не укусил.
Видя мое «упорство», Яворская кончила тем, что легла на пол у порога комнаты и заявила, что не выпустит, пока я не соглашусь исполнить ее просьбу. И что же? Стихи были написаны и прочтены мною на концерте. Стихи получились гнусные, прочитал я их скверно, но непонятная прихоть должна была быть выполнена во что бы то ни стало! Такова была Яворская — и в большом и в малом."
Хельга едет на игру?
Вот ей бы здорово удалось сыграть экспансивную, настойчивую и обаятельную Яворскую.
Давай ее уговорим!!!!!
Давай :) надо только ее поймать, а то я давно ее не видел.
Яворская, кстати, была прототипом госпожи баронессы на кабинетке про театр:))
На 1905.
Это же любимый модерн, разве ты не поедешь?
И вообще, я по тебе соскучилась, мы обе куда-то пропали со связи.
Я не люблю большие игры) к тому же мне мастера так ничего и не ответили на заявку, так что ну его.

Надо встретиться! Пойдем куда-нибудь пить кофе? И у меня для тебя колокольчик есть.