Реклама

Я очень редко езжу на игры по Толкину - как правило, темы этих игр мне неинтересны.
Но иногда, раз в несколько лет, бывают исключения.
Вот например, на эту игру я очень хочу поехать.

Оригинал взят у anarsul в Несколько основополагающих моментов, или Что-то вроде концепта игры
“Все хотят, чтобы что-нибудь произошло,
и все боятся, как бы чего-нибудь не случилось


Кто мы?
Роменна, как известно по текстам, это город верных, но – не только и не столько.
Поскольку Верные являются единственной известной на Острове оппозицией, сюда так же стекаются (сами или за казенный счет) все, кто не доволен политикой партии и прочим происходящим в стране. Это те, кто желали странного, и курильщики, не довольные запретом курения, носители нетрадиционной ориентации и нетрадиционных взглядов, не нашедшие себе места в столице. Вместе с "политической оппозицией" здесь обитает и "оппозиция культурная", вбирающая в себя все самые странные проявления серебряного века и чего угодно еще.
Роменна – это крупнейшая на Острове верфь и основной восточный порт, через который идет все взаимодействие с колониями. Сюда всегда кто-то прибывает – те, кто скопил достаточно, чтобы позволить себе жизнь на Острове, и те, кто устав от жизни в колониях решили вернуться на родину.
Это бурлящий котел, и поэтому штат тех, кто обеспечивает безопасность местных жителей (а так же защищает Остров от них) тоже достаточно велик, а штат шпионов – наместника, Зигура или короля – вообще не поддается подсчету.
Но лучшие из лучших, элита людей запада – в Ар-Миналете, здесь же те, кому с ними не по пути, или те, кто для столицы недостаточно хорош. Это граница между столицей – где возможно все – и провинциями – где уже нет никаких достойных перспектив.
Это люди, у которых, по большому счету, есть все, но им этого отчаянно мало.

Где мы?
Это правление Ар-Фаразона, поздний Нуменор...
...жители которого уже давным-давно забыли эльфийские языки, а те, кто их еще зачем-то учит, уже давно научились скрывать это знание, с запада никто не приплывал уже тысячу лет, по крайней мере, открыто, так что само существование Амана и валар некоторыми ставится под сомнение. Это, по-прежнему, огромная любовь к этой земле и "право погибнуть в Риме". Это естественная людей запада гордость, переходящая в гордыню, и бремя белого человека. Это знание о том, что мы – победители Саурона, чародея, объявившего себя королем людей, и попытка забыть – местами вполне успешная, о том, что Саурон – майа, айну. Это привычка носить при себе мечи, если статус позволяет человеку это делать, и отсутствие боязни пустить их в ход не только в колониях, но и здесь. И даже если есть те, кто по-прежнему считает это недопустимым, нет тех, кто удивился бы этому. И, естественно, при сильно уменьшившейся ценности человеческой жизни – это давно знакомый страх смерти – и почти что культ смерти. Это появившаяся уже некоторое время назад вера в Мелькора и множество ее толкований. Это вера в то, что все дозволено и ничего не свято. Это пророки, предсказатели, жрецы и прочие сумасшедшие, которых можно встретить на каждом шагу.
И, в конечном счете, это общее на всех безверие и отчаянный поиск хоть каких-то оснований для веры.

Зачем мы?
Существующий порядок вещей меня не устраивает, и я хочу его изменить.
Это объединяет всех, хотя не устраивать могут как неестественные запреты, про которые давно пора забыть, так и безумие короля, который по указу Саурона собирается воевать со стихиями. Может не устраивать то, что сосед богат, а ты нет, а может – мироздание в целом.
Кто-то вербует сторонников и чуть ли не собирает войска. Кто-то проповедует свои взгляды. Кто-то верит, что изменить мир можно только изменившись самому, но нужно, чтобы каждый сделал это. Кто-то просто устал от мира и хочет уйти на покой "в глухой провинции у моря".

Я знаю как надо! – и все беды, которые следуют за этим, выбор цели и средств, четкий план, который под воздействием обстоятельств летит неизвестно куда и –"что я скажу Эру в итоге? по крайней мере, среди них были твои враги?"
или
Я не хочу ничего решать! – и все беды, которые следуют за этим, добровольный отказ изменить хоть что-нибудь в своей ли жизни, в судьбе ли всего Острова, и обстоятельства, которые не дают тебе отстраниться, разве что бежать, забыв про все, оставив позади все самое дорогое, и – "что я скажу Эру в итоге? по крайней мере, я не пролил крови?"

Или же Эру – это просто выдумка, миф, который давно пора перерасти, и значит, тебе никто никогда не ответит, значит, делай то, что считаешь правильным, и решай сам, что считать правильным.

Ух ты, здорово! Хотелось бы поехать...
Опять, небось, Верные будут заговоры против Короля устраивать.
Очень много всего намешано, в том числе сомнительной нумэнорскости.