(no subject)


Персонаж комедии У.Шекспира "Двенадцатая ночь" (1600), дворецкий графини Оливии (его имя образовано от итал. mala voglia - злая воля). Это единственная зловещая фигура в пьесе, враг любви и веселья, который при своей мрачной серьезности и дутом высокомерии определенно смешон, но в то же время характер М. настолько ярко и сильно обрисован автором, что его иногда выдвигают в ряд главных героев пьесы. Недаром в некоторых театральных документах 17 в. эта шекспировская комедия фигурировала под названием "Мальволио", а роль М. охотно брали ведущие актеры театров: тот факт, что злодей М. одновременно является жертвой злого розыгрыша, который устраивают над ним сэр Тоби и компания, позволял очень широко трактовать этот образ вплоть до превращения его в безвинного страдальца, вызывающего зрительское сочувствие. Попытки М. помешать веселому времяпрепровождению домочадцев Оливии, формально ему подчиненных, но не очень-то с ним считающихся, вызывают в ответ знаменитую реплику сэра Тоби: "Думаешь, если ты такой уж святой, так на свете больше не будет ни пирогов, ни хмельного пива?" (ii, 3). Шутники решают сыграть на самодовольстве и честолюбии М., подбрасывая ему фальшивое письмо от Оливии, в котором та якобы признается в любви к своему дворецкому. Приняв это дело за чистую монету, М. начинает вести себя так, как ему рекомендуется в письме, т. е. самым нелепым образом, производя на окружающих впечатление повредившегося в уме. Пользуясь этим, заговорщики связывают дворецкого и запихивают его в темный чулан, после чего шутка превращается в форменное издевательство над тем самым человеческим достоинством, избыток которого доселе выказывал М. В финале обман раскрывается, но М. не расстается с желанием отомстить и покидает сцену с репликой: "Я рассчитаюсь с вашей низкой сворой!", что как-то не очень вписывается в атмосферу хеппи-энда. Англ. критик Ч. Лам даже рассуждал о "катастрофе трагического масштаба", происходящей с этим персонажем, что можно считать преувеличением, но образ М., безусловно, делает пьесу более сложной, глубокой и интересной.

Вот мне нравится именно такая трактовка роли, кажется, Фрай (в отличие от Меркурьева в советском фильме) играет именно это.
Я тоже в недавнем спектакле хотел сыграть именно так - интересно, получилось ли у меня...
Получилось. Только это ТВОЙ Мальволио, а не фраевский. Но он настолько разный -- от зловещего и занудного до трогательного и жалкого, что ты однозначно герой дня :)
Ну, естественно, не фраевский - это же я был, а не Фрай :)